«Это же не приговор, а простое ослабление иммунной системы»: красноярец о том, каково жить с ВИЧ

Изображение: padrinan / pixabay

Несмотря на то, что об эпидемии ВИЧ говорят, в нашем обществе немало тех, кто боится носителей вируса. Существует множество реальных историй о том, как ВИЧ-инфицированных нелепо дискриминируют: выгоняют из общественных заведений, пытаются выселить из домов, потому что боятся заразиться, даже не понимая, каким путем передается инфекция. Так как же живется человеку с таким нелегким диагнозом в России? Узнаем об этом из первых уст. Наш герой из Красноярска (мужчина, 32-х лет) предпочел сохранить анонимность.

— Как вы узнали о том, что вы ВИЧ-положительны?

—  Совершенно случайно. Лег в больницу с пневмонией, решил провести полный анализ своего организма, коль уже появился в данной структуре. И собственно узнал, что у меня ВИЧ.

— Сможете описать вашу реакцию в двух словах?

—  Шок, смирение.

—  Вы сразу сообщили о результатах близким?

— Да какой смысл скрывать и откладывать на потом? Я взрослый человек, живу один.

— Какой была реакция родителей, друзей?

—  Естественно, я открыт не для всех своих знакомых… Поэтому знают все те, кому это надо знать. Саму реакцию, мимику не видел, но поддержка моральная со стороны явно присутствовала и есть по сей день! Это же не приговор, а простое ослабление иммунной системы. Но, конечно, круг общения сузился, в основном из-за того, что я не могу больше жить той жизнью, которой жил раньше. Но зато меня тянет на новые, уже серьезные, в жизни приключения.

— Как именно изменилась ваша жизнь с тех пор?

— Проще было бы описать матом. Мой образ жизни был очень распутным, попадал не в самые лучшие компании, имел множество половых партнеров, что и сказалось на мне. Это все происходило до минувшего нового года, тогда я жил на юге, а там с этим «очень весело».

— Вы сами, до выявления болезни, интересовались темой ВИЧ? Знали о рисках?

—  В нашей жизни всегда есть риск! Даже когда переходишь дорогу на зелёный свет. Но мое либидо предпочитало больше удовольствия, нежели безопасность. Я знал о том, что за все хорошее приходится отвечать, — вот и рисковал.

— Как реагируют люди при знакомстве, когда узнают о том, что у вас ВИЧ?

— Я сейчас стараюсь не знакомиться, живу сам по себе. Но когда приходится с кем-то взаимодействовать, то я говорю о своем положении. Реакции бывают разные, ненужные люди отсеиваются сами собой.

— Вы говорите, что не знакомитесь, но состоите в разных пабликах знакомств, как так?

— Верно. Но в основном это сообщества с такими же людьми, которые болеют ВИЧ. Так проще понять друг друга и избежать осуждения, недопонимания.

— С тех пор, как вы узнали о своём статусе, чувствуете ли какую-то дискриминацию по отношению к себе?

— Нет, каких-то бредовых случаев со мной не происходило, по крайней мере пока что. Но в отношении моих друзей, которые тоже ВИЧ положительны, иногда происходят курьезные ситуации. Так, с моей подругой познакомился молодой человек, который не знал о её диагнозе. Когда они впервые пошли на свидание, это было в кино, они смотрели какой-то фильм, где промелькнула тема ВИЧ. Спутник подруги бросил фразу о том, что всех ВИЧ-инфицированных нужно изолировать, что это неадекватные люди, которые специально заражают других людей путем прикрепления шприцев на сидения. Думаю, вы слышали разного рода мифы про это. В тот момент, она решила ему сказать, что она сама ВИЧ положительна. Сначала он подумал, что она шутит, но когда увидел её серьезное лицо — пулей вылетел из кинозала, кинув везде её в черный список.

— Как вы думаете, почему люди так реагируют?

— Они неграмотны. Не знают тонкостей того, как это передается, как это влияет на жизнеспособность человека. Люди начитались во всяких пабликах мифов про шприцы и уверили себя в том, что все так делают.

— Если бы в России больше говорили о половом воспитании, изменились бы суждения этих людей?

— Нельзя точно предугадать. На самом деле, сейчас в доступе множество различных видеороликов, фильмов о том, как люди с этим живут. Если людям действительно было бы интересно, я думаю, они бы это изучили. А так, даже если в России появятся уроки сексуального просвещения, не думаю, что от них будет толк. Нельзя заставить человека вникнуть в это. Но попытка не пытка.

— Вы знаете, кто такие ВИЧ-диссиденты? (Это люди, которые отрицают существование ВИЧ, а также эффективность его лечения).

— Знаю. Не понимаю таких людей. В ситуации с ВИЧ не может быть никакого самолечения, единственное – отрезать себе кое-что, но вариант не особо действенный. Сам я мало доверяю врачам, обычно прохожу обследования в разных клиниках, но когда узнал о своем диагнозе, то максимально доверился своему лечащему врачу.

— Как проходит ваше лечение?

— В основном я принимаю ряд препаратов из АРВ (Антиретровирусные препараты) группы. Они замедляют развитие ВИЧ и переход его в СПИД. Обычно принимают комбинированные препараты (минимум 3), которые улучшают эффективность лечения.

— Вы бы поменяли свое прошлое, если бы была возможность или оставили все как есть?

— Конечно, но прошлое не вернуть.

— Но вы сказали, что это повлияло на вашу жизнь и сделало вас «серьёзнее», разве нет?

— Да, это сделало меня умнее. Это была ошибка, за которую мне пришлось расплачиваться собственным здоровьем. Но если бы был шанс все исправить – я бы сделал это.

Влада НАСТЕНКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *