Режиссёр Александр Сидоров: «В простом тоже есть своя эстетика»

30 апреля в Сибирском Федеральном университете завершились «Институтские программы», самый масштабный творческий фестиваль в университете. 12 институтов подготовили свои получасовые концертно-театрализованные шоу-программы, которые были представлены на сцене Конгресс-холла. Нам удалось побеседовать с Александром Сидоровым, главным режиссёром команды-победителя Института экономики, государственного управления и финансов и узнать, с какими трудностями сталкиваются режиссёры, как правильно руководить командой из 64 человек и в чём заключается секрет успешной постановки.

– В чём заключается главный посыл вашей постановки?
– Мечты сбываются, даже если весь мир против тебя. Мне кажется, что это именно то, чего нам всем в последнее время не хватает – простых, добрых историй с «хэппи эндом».

– Ты один разрабатывал эту идею, или у вас была целая команда режиссёров?
– У нас была команда сценаристов, с которой мы в течение месяца прописывали каждую сцену институтской программы, а режиссёром был я один.

– Как эта идея пришла вашей команде в голову?
– Перед там как начать писать сценарий, мы с ребятами собирались и думали над идеей, накидывали разные варианты. В итоге в какой-то момент в голове всплыла картинка финала нашей институтской программы, со взлётом ракеты и отсылкой к фильму Дэвида Финчера «Бойцовский клуб». И в один из дней перед сбором у меня в голове родилась концепция постановки, пришёл к ребятам, рассказал – всем понравилась.

– Почему вы решили взять именно её?
– Мы сразу знали, что хотим ставить комедию, и та концепция постановки, которую я принёс команде сценаристов, очень подходила для этого, потому что мы могли прописать комедийные и знакомые для зрителя образы, которые по итогу всем понравились, как, например, сотрудница загса и отец главного героя.

– Можно ли считать эту идею сложной для зрителя?
– Нет, идея довольна-таки простая и понятная, потому что каждый из нас рано или поздно сталкивался с непониманием близких людей и трудностями на пути к своей цели. У нас не было цели заставить зрителя задуматься о том, что хотел сказать автор или поднять какую-то социальную проблему общества. Мы просто хотели, чтобы зрители пришли, отдохнули и посмеялись. Думаю, что с этим мы справились на все 100%. Наверное, все зрители поняли посыл нашей постановки.

– Сколько людей принимало участие в подготовке?
– 64 человека – это весь административный корпус, сценаристы, актёры, костюмеры, реквизиторы, массовка… У нас в этом году, по информации, которая у меня имеется, была самая большая команда среди всех институтов!

– Был ли какой-то отбор в команду?
– Изначально были определены две руководящие роли – режиссёр и администратор, которые уже занимались набором людей в свою команду, а так как мы все состоим в Молодёжном центре нашего института и примерно понимаем, кто, как и чем может помочь, то отбор и не требовался. Например, команду сценаристов я собирал из ребят, с которыми мы уже занимались написанием сценария в предыдущие годы, и первокурсников, которые хорошо себя проявили в этом направлении. Единственный отбор, который мы делали для нашей институтской программы – это кастинг актеров на роли в постановке.

– Все ли участники были знакомы между собой?
– Да, поскольку мы почти все «варимся» в общественной деятельности нашего института. Были и люди, которых мы привлекали не из Молодёжного центра, но найти общий язык с ними не составляло большого труда, поскольку работа в команде требует постоянной коммуникации. Могу сказать, что мы стали одной большой дружной «экономовской» семьёй!

– Насколько сложно работать с таким большим количеством людей?
– Как я уже упомянул, помимо режиссёра над постановкой работал главный администратор, с которым у нас были разделены зоны ответственности. Над реквизиторами и костюмерами тоже стояли люди, которые координировали процессы внутри своих коллективов. Даже при такой выстроенной структуре работать довольно-таки тяжело, поскольку работа над постановкой занимает большое количество времени. Но думаю, что могу ответить за всех ребят: каждый из нас доволен не только результатом, но и процессом, потому что это самая лучшая часть при работе над такими проектами. Ты занимаешься тем, что тебе приносит удовольствие в команде таких же заряженных, как ты, людей.

– С каким сложностями ты столкнулся на первых этапах подготовки постановки?
– Наверное, написание сценария – самая сложная часть работы, поскольку без него нельзя начать работать над остальными составляющими институтской программы.

– Возникали ли какие-нибудь разногласия во время подготовки?
– Да, я думаю, что это обязательная часть любой творческой деятельности, поскольку у каждого человека есть свой взгляд на одни и те же вещи. На мой взгляд, это ни в коем случае не плохо ведь в такие моменты зачастую и находятся самые лучшие варианты решения.

– Как долго вы готовились к выступлению?
– Сценарий начали писать в начале марта, а работу над постановкой и реквизитом с начала апреля. По началу репетиции проходили 3-4 дня в неделю, а в последние 2 недели – ежедневно.

– С каким сложностями ты столкнулся во время репетиций?
– В этом году трудностей было больше, чем обычно и начались они ещё с середины марта: несколько актёров не смогли принять участие в связи с тем, что в день постановки были в другом городе со своим коллективом. У нашего вокалиста в дни «Институтских программ» стояли генеральная репетиция и концерт. Главный актёр за неделю до выступления заболел ангиной. И это лишь малая часть того, с чем мы столкнулись в этом году, но вроде как, справились и вполне успешно!

– Что ты испытывал в последние дни перед вашим выступлением?
– Было ощущение, что мы не успеваем, не укладываемся в таймер или просто про что-то забываем. На самом деле, абсолютно типичные эмоции перед каким-то крупным выступлением. Считаю, что, если ты волнуешься о том, как всё пройдет, значит ты на правильном пути. Мне кажется, «спокойствие удава» в такие моменты скорее тревожный звоночек, нежели плюс.

– В какой момент ты понял, что вы полностью готовы?
– Когда мы закончили генеральный прогон в Конгресс-холле в день выступления. Да, конечно, были моменты, над которыми нам нужно было ещё поработать и исправить, но в целом, мы были готовы.

– Была ли уверенность в том, что вы займёте первое место?
– В конце второго дня «Институтских программ» такое ощущение начало появляться, и вовсе не потому, что постановки других институтов были плохими или хуже наших. Просто как-то внутренне, интуитивно казалось, что призовое место мы точно возьмём.

– Что ты испытывал во время выступления твоей команды и после, когда вас объявили победителями?
– Во время выступления, конечно же, переживал за ребят. Хотелось, чтобы зритель прочувствовал атмосферу постановки и мог получить удовольствие от просмотра. После – радость и гордость за нашу работу. Было очень приятно, что жюри понравилась наша постановка.

– Что, по твоему мнению, стало главной причиной победы?
– Мне кажется, что наша постановка выделялась на фоне других институтов (из тех, что я видел). Мы не пытались вложить какой-то социальный подтекст или глубокий смысл. Наверное, это и подкупило жюри.

– Можешь ли дать несколько советов другим командам?
– Для того, чтобы сделать что-то крутое – не обязательно копировать чей-то стиль или делать сложный сюжет. В простом тоже есть своя эстетика. Ну и в принципе самый главный совет (если можно его так назвать) – это делать то, что вам приносит удовольствие.

Фото: Евгений Пузин / Центр студенческой культуры / VK

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *