«Какая разница, кого любить — мальчиков или девочек»: представитель ЛГБТ-сообщества о знакомствах с парнями и каминг-ауте

Изображение: Pixabay

Мы с Максимом обсуждали новость о том, что в Швейцарии однополые отношения теперь уголовно наказуемы. Пока я шутила, что и в России до такого дойдет, Максим витал в облаках, а потом попросил открыть аккаунт одного парня в Инстаграме. Он пролистал страницу, пробормотал: «Обновлений нет» — и вернул телефон. Максим шел, нахмурившись и поджав губы, а я пыталась понять, в чем дело. Внезапно меня осенило, я посмотрела на двойника молодого ди Каприо и спросила: «Это твой парень?». Он вздохнул и ответил: «Бывший».

— Когда ты понял, что тебе нравятся парни?

— Мне было 12 лет, занимался легкой атлетикой, уже тогда заглядывался на мальчиков в мужской раздевалке. То есть, я смотрю на тебя: красивая, и все на этом. А смотрю на парня за соседним столиком… Во многом повлияло мое воспитание. Я рос без отца, не было примера — мужика, который то стены заколачивает, то на диване валяется, грубо говоря. У меня было полностью женское окружение: бабушка, мама, две сестры, кошка — и та женщина. Конечно, я перенимал многие их манеры. Помню, в детстве обожал красить маме ногти. Я просил ей помочь и вырисовывал лаками.

— Тебя это пугало?

— Не совсем. Я понял, что со мной происходит, к чему клонит и что это не приемлемо в обществе на данный момент. И было страшно от этого: если вдруг узнают, не дадут доучиться, будут травить… Одноклассники догадывались: были насмешки, приколы — спрашивали в шутку «Ой, да ты что, гей?». Естественно, я всем подряд не собирался открываться. Причем это не дети злые — в колледже сейчас то же самое, хотя есть люди, которым за 20. По мне же видно: по одежде, жестам, манере речи. Я к подколам нормально отношусь, никак не реагирую, но вопрос: «Где мозг у людей?». Интересно, как в универе будет.

— Много людей из окружения знают о твоей ориентации?

— Изначально знали две самых близких подруги, обе со школы. Было страшно признаться. Боишься ведь не столько себя, сколько окружения – как отреагируют, а что скажут, вдруг не поймут? Если живешь в Сибири, то уже как-то страшновато говорить открыто. Сейчас знает больше людей. У меня как было: я понял, что я в теме. Зарегистрировался в VK с фейка, нашел парня в специальной группе, переписывались. Через пару дней позвал подругу гулять, показал ей переписку. Она не поняла ничего, я говорю: «Посмотри ник, прочитай еще раз». Первое время не могла смириться, но потом как-то приняла. Сейчас друзья, которые знают, относятся нормально, как и раньше. Только теперь обсуждаем отношения и парней. Бывает, идем по улице и обсуждаем: «Я бы с ним познакомилась» — «Забудь, я его первый увидел». У нас с подругой еще шутка есть: если она найдет прикольного парня, а он ее отошьет, я прошу, чтобы сказала ему про меня. Вдруг он по ту сторону Луны… Так правда легче живется, когда не один тайну хранишь.

—Как ты семье признался?

Очень интересная история, как узнала сестра! В тот вечер она поругалась с мужем и не отвечала на его звонки. Я сидел в группе VK, листал парней, позвонил ее муж, попросил ей дать телефон. Они долго разговаривали, сестра кладет телефон — и высвечивается на экране та самая группа. Через 5 минут она приносит телефон и уходит. Возвращается и спрашивает: «Ты что, гей?». Года 4 назад она уже задавала такой вопрос. Я и признался — смысл скрывать, раз уже спалился. Она спросила, почему в прошлый раз не сказал, а я говорю: «Серьёзно? Я только начинаю с этим жить, разобрался, что к чему. Я же не знаю, как вы отреагируете». Во многих фильмах родители узнают и выгоняют детей, не принимают их. Сестра сразу начала загоняться на тему всяких болезней, спрашивать «было-не было», собралась отвезти меня в Центр СПИД, будто подумала, что у меня уже двенадцатая стадия ВИЧ и все, пора лечиться! Следующее утро было очень тяжёлым. Решали, говорить ли маме. Сестра настаивала, что нужно, но пока не сказали.

— Почему?

— Мама поймёт, но я пока не хочу рассказывать. Я так считаю: пока она меня в постели не застукает или, по крайней мере, до свадьбы — говорить не буду.

— У тебя были когда-то отношения с девушками?

— Детские, если можно так сказать. Помню, в лагере еще был total fale, мне было 15 лет тогда. Друг встречался с девочкой, на период лагеря они расстались. Я начал общаться с ней и двумя девочками из ее компании: ходили мы по лагерю, как четыре подружки. Я ее успокаивал: «Вот он дурак, а ты такая шикарная», потом шел в мужской отряд и говорил: «Да вот она глупая, а ты самец» — дружил на два фронта. Появились к ней чувства, думал, может, что-то получится. Стали больше гулять вдвоем, подружек просил уйти, на дискотеках танцевал с ней. В последний день на сончасе я сплел ей фенечку сам за 2 часа — такая я рукодельница. Сделал конверт, положил туда фенечку, написал строчки из какой-то песни. Во время полдника положил ей на кровать подарочек незаметно, чтобы она не поняла, кто это был. Потом выяснилось, что ни она, ни подружки ничего не видели. Я говорю: «Вы что, слепые? На середине кровати лежит белая бумажка». В день отъезда она избегала меня. Когда в город приехали, она сказала: «Прости, мы можем быть только друзьями», и я ответил: «Ну, что ж, пойду в геи». Сейчас я понимаю, что это навязано обществом: мальчик с девочкой, и точка. Меня привлекала ее красота, а не желание встречаться.

— Как ты относишься к проявлениям чувств на людях?

— Меня раздражают гетеро-парочки, которые везде могут спокойно это делать. Я тоже хочу, но не уверен, что общество к такому готово. Поэтому я не сильно поддерживаю.

— А если бы ты жил в тех же США, вел бы себя открыто?

— Я бы жил обычно, как и сейчас. Просто были бы какие-то проявления чувств с молодым человеком на улице, и никто не косился бы: «Ооо, пацаны обнимаются».

— Представь, что можно изменить свою ориентацию. Ты бы сделал это?

— Нет, наверное. Какая разница, кого любить — мальчиков или девочек? Главное, чтобы не животных. Жаль, что у нас в России ориентация имеет значение.

— Как ты понимаешь, что можешь познакомиться с парнем и он тоже из ЛГБТ?

— Мне кажется, редко сейчас знакомятся где-то в кафе или на улице – время другое. Говорить о том, как парень понимает, что может с парнем познакомиться где-то в реале – да никак, все знакомятся сейчас в чатах, соцсетях и Тиндере. Вообще знакомства в интернете – это отдельная тема. Понятно, что первая оценка – по внешности, и когда знакомишься с человеком, у него есть фотографии в профиле, ты хотя бы понимаешь, стоит ли время тратить на него, нравится ли и все такое. Если фотографий в профиле нет, то целый квест начинается. Ну хорошо, мы с тобой пообщаемся какое-то время, появится микросвязь, ты скинешь фотки – и что? Как я должен сказать, что ты не в моем вкусе? Ещё и в блок кинуть могут ведь, будто обиделись.

— Если это происходит в Интернете, есть какие-то специальные платформы?

— Я уже полтора года сижу на Hornet. Это социальная сеть для геев, приложение для знакомств. Здесь, как в Инстаграме, есть лента, люди с разных городов, поиск по близости, мини-анкеты. И очень хорошо, что есть ВИЧ-статусы в анкетах. До этого я сидел в пабликах VK со второй страницы, но там так себе контингент. Много взрослых мужиков, некоторые от безысходности там сидят. Разные люди писали с тех пабликов, кто-то сразу предлагает 18+. Очень сложно было найти симпатичного человека: многие скрываются, ставят чужие фотки. Как будто каждый второй — агент ФСБ. Еще у меня есть правило: не встречаться с анимешниками. Если какая-то тян на аве, то все, пролистываем. Тяжело найти человека, чтобы и привлекательный, и с головой на плечах. Большинство ищет на один раз, а меня так не устраивает.

— Есть стереотип, что в однополых парах существуют гендерные роли. Что ты думаешь об этом?

— А как вы хотите? Будут оба мужика работать — в квартире не убрано и «белье не стирано»? Роли есть: у одного женские обязанности, у другого — мужские. Я бы дома оставался. Когда меня заставляют убираться, то это через палку, а когда я сам хочу — могу всю квартиру убрать, и мне приятно.

— Как ты относишься к тому, что в поп-культуре повсеместно вставляют тему толерантности и ЛГБТ? Например, в фильмы-адаптации про диснеевских принцесс намеренно помещают такую пару.

— Я прекрасно это понимаю. Но все должно быть в меру, не вижу смысла, зачем так пестрить. «Нормальные» люди так не делают, не орут на каждом шагу: «Ааа, я гетеро, я гетеро!». И я не думаю, что нужно так светить по поводу ЛГБТ-сообщества, говоря: «Вот, мы тоже нормальные, достойны быть в фильмах!». Мне, конечно, льстит, что в некоторых сериалах сейчас появляются однополые пары — но в пределах разумного. Я думаю, что такая активная «пропаганда» больше заводит общество, тем более, не все до сих пор готовы вообще принять такое. Я по этим же причинам не очень поддерживаю прайд-парады. Это круто, конечно, и я бы хотел там побывать — но только если воспринимать это как фестиваль, вроде Комик кона или парада в Рио. А если брать со стороны, что это крик ЛГБТ-людей: «Смотрите! Мы есть!». Да все и так знают, что вы есть. Не надо на каждом шагу орать об этом. Гетеро же не устраивают свои парады.

Карина РАДИОНОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *