«Мы на концерте как слушатели находились, вот и решили поиграть сами»: гитарист Black metal группы о творчестве и музыкальном андеграунде

Тяжелые жанры музыки — это вещь особенная. В России так вообще особенно особенная. В далекие 2000-е в России были и молодость, и угар, были и панки, подражавшие «Пургену», подражавшему «The Exploited», были нудные готы, подражавшие «DoppelgängeR», подражавшему «theBanshees», были даже эмо. Если многие думают, что все это отошло на задний план, стерлось, (в)скрылось, слилось и так далее, они заблуждаются. Глубоко в Сибири в естественной консервации еще остались олдскульные ребята, играющие для себя и по приколу. 
Красноярский металопокалипсис вещь интимная, скрытная и не всем доступная. В основном это выступления на разогревах в небольших душных клубах.

Музыканты группы «Черная суббота» как раз играют тяжелую музыку. Они базируются в Красноярске и играют тоже тут. Ребята рассказали о своей музыкальной деятельности, о том, как это все начиналось, и о том, как не переставать любить свое дело.


Группа «ESСHERIСHIA» была основана в 2012 году. Ребята играли black metal, но даже суровые тексты и уникальное звучание с придающей шарм фальшью не спасли коллектив от распада на плесень и прочее. Вскоре сложилась новая группа – «Черная суббота», которая играет смесь панка и метала. Они сами еще не до конца поняли, что именно. Получается у них весело и задорно, в конце концов, всё это ради веселья.


Саша
Любит рисовать, ходить на столбы и слушать музыку везде, где только можно.

— Ты играешь только в «Черной субботе»?

— Вообще, у меня несколько проектов: «Черная суббота» — там я барабанщик, и «Black haze» — там я гитарист.

— Что за названия такие, у них есть какая-то история?

Есть такая группа на западе — «Black Sabbath», мы и подумали: «У них есть «Black Sabbath», почему у нас не может быть «Черной субботы?» На самом деле, мы просто по субботам играли.

— Что про туман: какая история? (Haze с англ. — туман)

 —Товарищу нравился рассказ Бунина, «Туман» называется, ну и вот. Со временем туман стал черным, а потом это переросло в «Black Haze».

— Как пришел к тому, что решил собрать именно эти две группы именно с этими людьми?

— Да само как-то. Сначала мы вообще вдвоем что-то мутили в «Черной Субботе» с Антоном. А «Black Haze» просто перетекла из другой группы – «ESСHERIСHIA» (далее «Ишерихия»).

Иллюстрация: София Вахрушева

— Что стало с «Ишерихией»?

— Распалась. Время прошло – ребятам надоело.

— Не боишься, что с твоими нынешними группами так произойдет?

— Есть такое, но если пропадет какой-то движ, материалы, концерты, если всё это пропадет, настанет рутина, и дальше никто этим заниматься просто не захочет. У всех семьи, бытовуха. У меня тоже: девушка, мама и кот. Им же тоже надо время уделять. Коту особенно.

— На какой проект самые большие надежды?

— «Black Haze» — это такая переменная штука. Временами она вообще затихает, но, с другой стороны, бывают и взлеты, а «Черная суббота» — мы там просто веселимся. Там каждый что-то делает, постоянный творческий процесс.

— Бывает, что надоедает этим заниматься?

— Конечно, бывает. Это же все на чистом энтузиазме. Вот у тебя он есть, а у ребят из группы нет. Ты им говоришь: «Давайте соберемся, поиграем», а у них свои дела.

— Были розовые очки в самом начале: думали, что сразу станете знаменитыми?

— Ой, нет, ничего такого. Когда собирали «Черную Субботу», так это мы с Антоном вообще просто повеселиться хотели. Мы на концерте как слушатели находились, вот и решили поиграть сами.

— Считаешь себя музыкантом?

— Я скорее творческий, но люблю больше музыку. Это все ведь очень большие усилия, но если этим не заниматься, то потом вот так сядешь, посидишь и БАХ — скучно становится.

Иллюстрация: София Вахрушева

— Чем в итоге на жизнь зарабатываешь: музыкой или обычной работой?

— Я работаю в магазине, продаю мерч. Работа голову не забивает. Вот я как-то работал мастером, ремонтировал технику. Здорово, конечно, но постоянно схемы учить… Так я бы, наверное, не играл в никаких группах: у меня бы времени просто не было.

— Хотел бы поставить свою музыку на коммерческие рельсы или угар для тебя важнее?

— Я часто об этом думаю. Например, недавно я выложил свой собственный альбом на Bandcamp. Ну, здорово, людям нравится. Вот на таком бы я хотел зарабатывать, а группы — это повеселится, потусоваться.

— Каков секрет более менее успешного существования блек-метал группы в Сибири?

— Постоянно работать над своей музыкой.

Антон
Вокалист в «Черной субботе», пишет тексты. Ему нравится читать фантастику и биографии известных музыкантов.

— Как увлекся тяжелой музыкой?

— Желание создать группу — это, наверное, детская мечта, но осознанно заниматься этим я начал не с музыки, а со стихов. Сейчас их, конечно, почитать — это «раз, два, три, четыре, пять, с детства с рифмой я дружу». Позже я начал сочинять музыку, но стихи мне все еще нравится писать больше. Недавно издал книгу со стихами. В музыку они никогда не пойдут.

Потом в институте, курсе на четвертом, я начал заниматься этим более-менее серьезно. Дальше с Сашей познакомились, он ко мне на стажировку пришел. Тогда у меня уже была своя группа, из неё как раз барабанщик ушел. Так Саша к нам и попал.

То есть можно сказать, что так собралась «Черная суббота»?

— Да, верно.

— Можешь назвать себя музыкантом?

— Да, для меня музыка всегда имела большое значение. Несмотря на прогнозы родственников, мне это не надоедает, с каждым годом интереснее.

— Ты упомянул про родственников, как они относятся к твоей деятельности?

— Это люди советской закалки, естественно, им не нравится, чем я занимаюсь, мои увлечения тяжелой музыкой. Сейчас мы редко видимся, они уже ничего с этим не поделают.

Иллюстрация: София Вахрушева

— Но ведь музыкой можно и деньги зарабатывать, я думаю, тут и родственники бы согласились. Как относишься к тому, чтобы зарабатывать творчеством?

— Если музыка будет приносить мне не меньше денег, чем работа в «Ванкоре», скажу «да», даже не задумываясь.

— А если угар пропадет?

— Это от человека зависит. Вот пример тебе: Глеб и Вадим Самойловы. Я на «The Matrixx» недавно ходил — это было не очень, мягко говоря. Глеб пьяный, еле ртом шевелит, полное неуважение к публике. В это время Вадим пашет и пашет, и видно, что человеку это нравится. В общем, на «The Matrixx» больше не пойду.

Опять же, все по разному. «Би-2», например, супер коммерческие, они везде просто, но от этого хуже не становятся, согласись. С некоторыми иначе: Арбенину, когда она начала продаваться, вообще слушать стало невозможно.

— Изменились ли твои отношения с друзьями, которые оставили музыку из-за появления семьи?

Ничего не имею против семьи, меня это не касается. Все зависит от человека. Его нужно поставить перед фактом, что если ему не нравится моя музыка, то это уже не мои проблемы. Просто не нужно мешать мне этим заниматься.

Это вообще полезно. Музыка – это выход энергии. Вот если ты концентрируешься на семье, тебе просто некуда деться, злость деть некуда. А в музыке ты проорешься и все, дома никаких скандалов.

София ВАХРУШЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *